Клиберн

Харви Лейвэн Клайберн (1934-2013), американский пианистХарви Лейвэн Клайберн (Лаван Клиберн) (12 июля 1934 г. - 27 февраля 2013 г.), американский пианист.

Известность пришла к этому музыканту (которого советские люди узнали под именем Вана Клиберна) 2 апреля 1958 года, когда он впервые вышел на сцену Большого зала Московской консерватории. После конкурса имени П. Чайковского, где он стал первым в его истории лауреатом, Ван выступил с концертами в разных городах СССР. В то время он был больше чем просто музыкантом. Во время «холодной войны» имя Вана Клиберна стало олицетворением общего для всех людей стремления к миру и веры в ценности жизни.

Клайберн родился в маленьком городке Шривпорте на юге США в штате Луизиана. Его отец был инженером-нефтяником, поэтому семья часто переезжала с места на место. Детство Вана прошло на крайнем юге страны, в Техасе, куда семья перебралась вскоре после его рождения.

Уникальную одаренность мальчика впервые заметила его мать Рильдня Клайберн. Она была пианисткой, ученицей Артура Фридгейма, немецкого пианиста, педагогом которого был Ф. Лист. Однако после замужества она не выступала и посвятила свою жизнь преподаванию музыки.

Незаметно для окружающих Ван овладел нотной грамотой и стал самостоятельно разбирать пьесы для фортепиано из домашней библиотеки. После его успешного выступления на одном из школьных концертов мать поняла, что необходимо начать систематические занятия с сыном. Поэтому она сократила количество своих учеников и постаралась дать Вану настоящую музыкальную подготовку.

Под её руководством он не только освоил необходимые приемы игры на фортепиано, но и накопил достаточно обширный репертуар, в который входили произведения Мендельсона, Шопена и Шумана. Любопытно, что с самого начала он показал феноменальную музыкальную память. Уже позже Рильдня Клайберн рассказывала, что ее сын мог повторить на фортепиано мелодию, которую лишь однажды услышал по радио.

Спасибо, Ванечка!

Это случилось на том самом первом Международном конкурсе Чайковского. Москва. 11 апреля 1958 года. Большой зал Московской консерватории. В этот день на эстраду вышел один из девяти участников третьего тура пианистов. Так же, как остальные, он сел за рояль, так же положил на клавиши рояля свои большие, нет, огромные руки... Строго и торжественно прозвучал тихий аккорд. За ним другой... третий... Ширится, растёт, заполняет весь зал мощное звучание. Даже строгие члены жюри затаили дыхание, так одухотворённо и сильно зазвучал рояль. Седой человек - старейший советский пианист, требовательный, мудрый педагог - прикрыл рукой глаза и чуть слышно шепчет: «Серёжа, Серёжа... » Члены жюри взволнованы. Они понимают: этот юноша за роялем напомнил старому профессору его великого друга – композитора и пианиста Сергея Рахманинова. И напомнил не только тем, что играет сейчас Третий концерт Рахманинова, но и самим исполнением, по-рахманиновски неожиданным, поэтичным и вдохновенным. Позднее профессор Гольденвейзер напишет об этом: «Закрыв глаза, я слышал молодого Рахманинова, вновь пережив волнующие впечатления давно минувших дней»...

Подписка на RSS - Клиберн