Дягилев Сергей Павлович

Сергей Павлович Дягилев (1872-1929), портрет с няней, работа кисти Леона Бакста (1905 г.)Сергей Павлович Дягилев (31 марта 1872 г. - 19 августа 1929 г.), русский театральный деятель, импресарио, издатель.

Своей матери Дягилев не знал, она умерла при родах. Его воспитала мачеха, которая относилась к нему так же, как и к собственным детям. Поэтому для Дягилева смерть сводного брата в советское время стала подлинной трагедией. Возможно, поэтому он перестал стремиться на родину.

Отец Дягилева был потомственным дворянином, кавалергардом. Но из-за долгов он был вынужден оставить армию и поселиться в Перми, считавшейся в то время российской глубинкой. Его дом практически сразу же становится центром культурной жизни города. Родители часто музицировали и пели на проходивших в их доме вечерах. Их сын также брал уроки музыки. Сергей получил настолько разностороннее образование, что когда оказался после окончания гимназии в Петербурге, то ничем не уступал своими знаниями петербургским сверстникам и даже иногда превосходил их уровнем начитанности и по уровню знания истории и русской культуры.

Внешность Дягилева оказалась обманчивой: здоровяк-провинциал, казавшийся увальнем, был достаточно начитан, свободно говорил на нескольких языках. Он легко вошёл в университетскую среду и стал числиться студентом юридического факультета Петербургского университета.

Одновременно он погрузился в театральную и музыкальную жизнь столицы. Юноша берет частные уроки игры на фортепиано у итальянца А. Котоньи, посещает класс Н. А. Римского-Корсакова в Петербургской консерватории, пытается сочинять музыку, занимается историей художественных стилей. На каникулах Дягилев совершает и первое путешествие по Европе. Он как бы ищет своё призвание, обращаясь к различным сферам искусства. Среди его друзей оказываются Л. Бакст, Е. Лансере, К. Сомов – будущее ядро объединения «Мир искусства».

Понимая, что нужно чего-то вначале добиться в жизни, Дягилев своеобразно самоутверждается, закончив за четыре года шестилетний курс университета. Однако юристом он не стал, поскольку его все сильнее влечёт искусство. И он делает выбор, который оказался значимым не только для него самого, но и для всей русской культуры. Дягилев становится ее яростным пропагандистом.

Его общественную деятельность можно разделить на несколько этапов. Первый из них связан с организацией объединения «Мир искусства»: в 1898 году Дягилев был одним из основателей объединения, а в 1899-1904 годах совместно с А. Н. Бенуа - редактором одноименного журнала. Поскольку он финансировался на деньги русских промышленных меценатов - С. Морозова и княгини М. Тенишевой, а некоторое время и на субсидию Николая II, то и просуществовал до первого крупного катаклизма - российской революции 1905 года.

Дягилев явился также инициатором проведения под эгидой объединения целого ряда выставок, сначала зарубежного и русского искусства, которая состоялась в 1899 году, а затем и выставки русских художников 1900-1903 годов. Но его подход всегда отличался разносторонностью. Поэтому он выступил с инициативой издания ряда монографий о крупнейших художниках.

Чутье Дягилева было поразительным. Так, изучив эволюцию живописной манеры, он написал о Репине, что тот ближе к художникам «Мира искусства», чем к передвижникам. Подобное заявление прозвучало как вызов. В те времена никто не сомневался в реалистическом даре Репина, не замечая, что он постепенно усваивал модернистские приёмы изображения личности. Завершение этого процесса и было гениально предугадано Дягилевым. Время доказало справедливость его утверждения.

Правительство чувствовало невероятную энергию, исходившую от Дягилева, поэтому в 1899-1901 годах он был назначен редактором «Ежегодника императорских театров». Но диктаторские манеры Дягилева, постоянное отстаивание собственного мнения, скандал, связанный с постановкой балета «Сильвия», конфликт с М. Кшесинской привели к его отставке без права работы в государственных учреждениях. Николай II пытался изменить ситуацию, просил государственного секретаря А. Танеева взять Дягилева к себе на службу секретарём.

Но Дягилев уже начинает отходить от всех проектов, занимавших его в прошедшее десятилетие. Совершив ряд самостоятельных поездок по России, начав собирать предметы искусства, он задумывает представить русскому читателю старую русскую живопись, разбросанную по провинциальным родовым усадьбам. Формируя свою концепцию, Дягилев начинает выступать со статьями и пишет первый обзор творчества мало кому известного в то время художника Д. Левицкого. Он практически открыл его как интересного художника-портретиста, поэтому его усилия были отмечены: в 1904 году императорской Академией наук Дягилев был удостоен награды имени графа Уварова.

Он приступает к организации выставки историко-художественных русских портретов с 1705 по 1905 год, созданных художниками разных национальностей. Он исколесит всю Россию, проедет по ужасным российским дорогам, проявив чудеса изобретательности и огромный дар убеждения, чтобы собрать в Таврическом дворце шесть тысяч портретов. Дягилев также задумывает написать полную и документированную историю живописи начиная с XVIII века. Ему не удалось осуществить эту задачу, но именно с организованной им выставки начинается новая эра изучения русского и европейского искусства XVIII века и первой половины XIX века.

К сожалению, выставка-чудо не сохранилась: специальное помещение не было выделено, и картины отправились обратно к владельцам, чтобы в основном погибнуть в пожарах революций. Об этих портретах даёт представление только интересное издание «Русские портреты XVIII и XIX веков». Уже в наши дни реставратор С. Ямщиков фактически повторит подвиг Дягилева, попытавшись по провинциальным музеям установить уцелевшие изображения предков.

Дягилев ощущает, что он практически реализовал себя в России, сделав все, что мог. Он создал первый художественный журнал, но не смог продолжить его издание, не удалось устроить национальный русский музей, остались нереализованными реформы русского балета и оперы. И он отправляется покорять Европу, организовав в 1906 году в Париже выставку «Русское искусство». За ней последовали выставки русских художников в Берлине, Монте-Карло, Венеции.

Они стали прологом к организации «Русских сезонов». Дягилев любил говорить, что в его жилах течёт кровь самого Петра I, поэтому и его сходство с царём не случайно. Что же касается его начинаний, они всегда были невероятно масштабными, грандиозными по замыслу и новаторскими по исполнению. Так, в своих балетах он сумел соединить живопись (декорации), музыку и исполнение. Дягилев приучил французов к русскому балету, и именно благодаря ему русская школа до сих пор остаётся эталоном мирового искусства. Он также открыл целый ряд имён - композитора И. Стравинского, хореографов М. Фокина, С. Лифаря, Д. Баланчина.

Вхождение Дягилева в европейскую культуру происходило постепенно. Вначале он организовал выставку картин русских художников и икон, завязал необходимые связи и устроил пробный концерт русской музыки. Затем он также на несколько недель, в основном во время каникул в императорских театрах, приглашает ведущих российских танцовщиков. И лишь примерно спустя полтора года создаёт свою собственную балетную труппу.

Простой перечень мероприятий Дягилева просто поражает. Все начинается с пяти симфонических концертов 1907 года, в которых выступали А. Глазунов, С. Рахманинов, Н. Римский-Корсаков, Ф. Шаляпин. В 1908 году начинаются сезоны русских опер: тогда в Париже была показана опера «Борис Годунов» М. Мусоргского, в 1909 – «Псковитянка» Н. Римского-Корсакова. По воспоминаниям современников, сдержанные французы были потрясены, на спектаклях они кричали, махали платками, плакали.

После балетного сезона 1910 года французские женщины начинают создавать причёски в стиле «Жар-птицы» и заказывать у известного модельера П. Пуаре парчовые тюрбаны, расшитые бисером, точь-в-точь такие, как в «Шахерезаде».

Но вернёмся к репертуару балетов Дягилева. За двадцать лет было поставлено 68 балетов, среди них вошедшие в мировую классику «Жар-птица» (1910), «Петрушка» (1911), «Весна священная» (1913). В 1917 году он поставил сразу два балета - «Парад» и «Добродушные леди», затем спустя несколько лет – «Аполлон»  (1928) и «Блудный сын». Дягилев открыл имена таких режиссёров, как Дж. Баланчин и М. Фокин. Балетные спектакли Дягилева стали сенсацией для французских зрителей. Следует отметить, что он обладал блестящим чувством таланта. Именно поэтому он и вывел в своих балетах на сцену целую плеяду прекрасных танцовщиков.

Уже с 1911 года вместо гастрольной труппы Дягилев организовал постоянно действующую антрепризу. После того как из императорских театров был изгнан В. Нижинский, в труппе Дягилева собрались все лучшие исполнители из Петербурга и Москвы. Чтобы собрать необходимые средства, Дягилев отправился на гастроли в США. Начавшаяся Первая мировая война, а затем и революция окончательно оторвали его труппу от Родины. Но труппа не распалась.

«Русские сезоны» и связанные с ними мероприятия просуществовали только благодаря неистощимой энергии Дягилева. Он умел уговаривать, упрашивать, улещивать. Известно, что после представления в начале двадцатых годов «Спящей красавицы» П. Чайковского лондонский сезон закончился крахом, труппа разбегалась, Дягилев перерасходовал средства. И тогда к нему на помощь пришла Мися Серт. Она познакомила его с законодательницей мод Габриэль Шанель, которая дала деньги не только на поддержание труппы, но и на возрождение и расширение русского балета. Она сама же создала и костюмы для «Синего всадника».

В последние годы жизни Дягилев утратил интерес к балету, начал заниматься коллекционированием. Кажется странным, что долгое время он оставался на Западе практически без дома, пока ему не предложили пристанище в Монако. В его доме было собрано множество ценнейших материалов по истории русской культуры - редкие книги, автографы известных людей, рукописи, портреты. Несмотря на финансовые и личные проблемы, Дягилев не расставался с ними, предпринимая отчаянные попытки удержаться на современном уровне в конце двадцатых годов, но они были лишь частично успешными.

Последней страстью Дягилева было коллекционирование редких русских книг. В последний год жизни он был увлечён юным композитором Игорем Маркевичем. Прославленный импресарио умер и был похоронен в Венеции.

Личность и судьба Дягилева во многом необычна. Оказавшись на стыке двух культур, он нашёл своё место, но так и не сделал настоящего выбора. Чем смелее были его эксперименты, тем острее он чувствовал тягу к прошлому. Однако для потомков все это отступило перед его заслугами, и теперь все чаще можно слышать выражение «Эпоха Дягилева».